В селе Романково, под Днепродзержинском, Людмила и Юрий Цыганок — известные люди.
Конечно же: уже пару лет по своей воле семья защищает могилы своих земляков, которые умерли в 1933-1934 годах от Голодомора. Чтобы сберечь от истребления около пятисот захоронений, пенсионеры сняли в аренду 30 соток пустыря, затем установили забор и не допускают желающих копать могилы.
– Все в поселке всегда думали, что здесь захоронены жертвы, умершие голода, — говорит Цыганок Людмила, выйдя из своего дворика во двор и показывая на пару уцелевших надгробий. — На днях подтвердил это и музей города. В нем есть даже книга, где указаны абсолютно все фамилии захороненных, — среди них много детей.
Это кладбище около 70 лет никто не трогал, но в 2003-м здесь стали хоронить не только жителей села, а и жителей г. Днепродзержинска. Мол, там есть пара оплачиваемых кладбищ, а в Романково стихийное кладбище, значит, бесплатное.
– Поначалу мы объясняли для людей: дескать, здесь находятся могилы умерших, замученных страшной смертью людей, — вспомнил Цыганок Юрий. — Но нас не слушал никто — просто отгоняли лопатами. При этом и сами землекопы говорили, что, пока разрывали ямы, сталкивались со скелетами большинства семей.
У самого Цыганка Юрия в 1933 году в селе погибли от голода бабушка и дед.
– Мою маму в возрасте трех лет нашли, когда та ползала по телам своих родителей, — рассказывает мужчина. — Жители поселка отдали ее в детский дом, и она там жила. А дедушку с бабушкой так и не знаю, где были похоронены…
Защита статуса мемориала

В 2006 году, когда пенсионеры осознали, что увещевания бессмысленны, и решили взять под персональную охрану хотя бы малую часть кладбища. Для этого они оформили на временное пользование участок на 33 сотки за 150 гривен в год и установили там ограждение.