Бабушка Виктории, которой исполнилось 2 месяца, просит опекунский совет разрешить ей забрать ребенка из больницы.
Родная мать девочки — инвалид 1-й группы, находится все время в постели и уже пару лет не разговаривает. Ребенка родила в домашних условиях, но из-за ее недееспособности избавили прав родителя. Младенца и бабушке не отдают. Пока выясняют, кто же отец — брат или папа роженицы.
Прошло около двух месяцев после родов. Алла до нынешнего момента не видела свою дочь. Скучает она по малышке и помнит ли, как мамой стала, — родственники ничего не знают. Девушка не показывает эмоций своих. Сразу по окончанию родов, Вику привезли в областную детскую больницу. Посещала малышку лишь бабушка Никоненко Наталья, а мать роженицы. "Девочка уже выросла, с того момента, когда в последний раз я ее видела, — говорит Наталья. — Рассказывают, что она здоровая, все рефлексы нормальны. На звуки реагирует. Девочка уже просит внимания. Ее бы из больницы забрать". Женщина стала собирать данные на оформление опеки. Но ей отказали. Причиной — жилищный вопрос. "Так как на этой жилой площади живет лицо, которое признано судом недееспособным, а также условия жилья — это 16,5 квадратных метров, которые не соответствуют требованиям, — поясняет руководитель службы по делам детей Деснянского района Науменко Екатерина.

На 16-ти квадратных метрах с мамой или в уютном интернате? Юристы посоветовали бабушке подать на обжалование решение опекунского совета в суде. Внучку вернуть вполне возможно. "Что касается квадратных метров, — объясняет юрист Кинебас Алексей. — Конечно, органы опеки учитывали этот факт, но нет для него четкой нормы, какая квадратура квартиры должна быть, чтобы установить опеку над ребенком". Есть и еще одно "но". Правоохранительные органы до сих пор в поисках разгадки "непорочного зачатия" роженицы. Кто же смог так поиздеваться над прикованной к кровати девочкой, даже ее родная мать не понимает. Подозрения упали на близких родных — родного брата и отца. "Они рассказывают, что не делали этого, — говорит мать. — Муж вместе со мной работал. Пару дней на работе, пару дома. А брат молчит, ничего не говорит. Когда заходит речь, он отвечает, что это не я".