Украина в газовой войне: промежуточные политические итоги

«Газовая война» спровоцировала в принципе кратковременное, но серьезное изменение общественного настроения на Украине, чем, в соответствии со своими нравами и способностями, воспользовались главные игроки в политике. Как обычно в ситуации острого конфликта, социология в количестве оказывается несерьезно оперативной, чтобы отхватить первую, самую острую общественную позицию на происходящие действия. Тем более что развитие конфликта происходило на протяжении двух праздничных недель, а это замедлило его понятие избирателями и усугубило изучение проблемы социологами. Но представление про качественную сторону у нас есть, в некоторой степени. «Газовую войну» иногда сравнивают с тузлинским инцидентом, она вызвала довольно краткую, но истинно болезненную вспышку антироссийского «патриотизма». Она пошла не только в западный край, но и охватила Центральную, и, по меньшей мере, Восточную Украину. Избиратели, которые не желали принять националистическую реакцию, потеряли ориентацию и были просто изолированы друг от друга, а еще, в условиях практически тотальной национальной пропаганды в СМИ, от надежной информации, и соответствующих всем ожиданиям оценок.
Следует отметить, что аналитики Секретариата Президента Украины, которые хотели провести избирательную кампанию для Виктора Андреевича Ющенко, основываясь на виданной реакции общества, в условиях антирусской пропаганды, просчитались. Такая реакция для большинства украинцев действительно не естественная, требует неких экстраординарных усилий и огромной энергоотдачи самих же избирателей.
Где-то через две недели, когда, не глядя, на распропагандированную поддержку Европейской комиссии, и как бы российское поражение, даже до серьезных западенцев, потихоньку стало доходить, что творится что-то неладное, были некоторые попытки понять причины поражение. Критической точкой признали технологическую неспособность Украины обеспечить восстановление транзита. С данного момента, ненационалистическая часть граждан получила хорошие аргументы в пользу версии, что виновник, в первую очередь – Украина.