Стратегическое холуйство

Украина и Российская Федерация были и навсегда останутся партнерами относительно разных направлений, более конкретно – в энергетическом плане. Бывший спикер Владимир Литвин, тоже как-то рассуждал на тему российско-украинского партнерства в стратегическом аспекте. Выразил некое сомнение по поводу того, что «Газпром» может первого января прекратить все поставки газа в украинское государство, если до конца года не подпишут газовое соглашение между Россией и Украиной. К этому Литвин добавил, что нужно основываться на том, что в условиях кризиса как раз и можно рассмотреть, кто является твоим другом, а кто близким, и на сколько все это порождает взаимную поддержку. Это случай, в котором ищут «стратегического партнера», и в этом высказывании действительно присутствует смысл. Может быть, на этом и нужно основываться, более того, существует убеждение, что данную позицию нужно отстаивать. После этого заявления, свое слово сказала секретарь СНБО Богатырева, она же считает, что партнерство по стратегии – это не просто договор между государствами, это миссия, где две стороны инициируют дружественную политику, сосредоточенную на поддержание друг друга.
Куда подевалось стратегическое партнерство между Украиной и Россией, допустим в конце лета прошлого года, когда происходили события на Кавказе. Разве можно принять августовскую позицию Киева относительно к позиции Москвы, как партнера по стратегии? Стратегический партнер, с явным вызовом, который становится на сторону противника, и при этом еще и поставляет ему снаряжение с военной техникой. Вот состоялось заседание Межведомственной стратегической группы по украинско-российским отношениям, которое собрал президент, в общем, то обсуждали возможное расширение очень выгодного сотрудничества с Россией, изначально в экономической плоскости, приняли решение, касательное организации подготовки определенных предложений в данной сфере для дальнейшей их презентации на рассмотрение президенту страны.